Мать семь лет ищет пропавшего на Полесье сына

Двое мальчиков семи и восьми лет пропали в 2011 году средь бела дня в деревне Цна Лунинецкого района, дети пошли поиграть и бесследно исчезли.

Семь лет назад спокойствие небольшой полесской деревни Цна, что недалеко от Лунинца, нарушило таинственное исчезновение двух второклассников. Мальчики отправились на прогулку и не вернулись. Местный дед видел, как детей увез чужой мужчина, но рассказать об этом милиции побоялся. Сами же правоохранители очень долго, но безрезультатно обследовали протекающую через деревню реку.

Корреспондент Sputnik Инна Гришук отправилась на Полесье, чтобы узнать, как на протяжении семи лет ищут пропавших мальчиков. Ведь их история очень похожа на историю 10-летнего Максима Мархалюка, который так же таинственно исчез в пуще.

Семь лет ожидания

"Кто бы мог подумать, что в нашей тихой деревне могло такое случиться, все друг друга знают, все на виду, а дети как сквозь землю провалились", — говорит Елена, мама пропавшего Димы Каленковича.

Последние семь лет она живет одной надеждой — что ее сын вот-вот вернется. В его комнате до сих пор стоит неразобранный портфель с учебниками, на кресле лежат любимые вещи мальчика, а во время семейных обедов на столе стоят приборы для исчезнувшего сына. Сама Елена часто ходит в церковь, выполняет наставления священника, который рекомендует семье вести себя так, как будто ребенок находится рядом или ненадолго уехал.

Помогают держаться и обнадеживающие пророчества многочисленных предсказателей. К ясновидящим, гадалкам и экстрасенсам родители довольно часто обращались в первые несколько лет. Сейчас просто ждут и молятся.

"Все нам говорили практически одно и то же. Что дети живы, что найдутся, но должно пройти время. Один из экстрасенсов увидел, что Дима приедет домой на красивой машине с женой и маленькой девочкой — нашей внучкой. Я знаю, что именно так будет", — делится Елена Каленкович.

Она достает из Диминого рюкзака учебники, его любимый пенал, показывает оставленный сыном шарфик, который она сама вязала. Листает дневник сына, в котором аккуратным почерком вписаны домашние задания на последнюю неделю февраля.

Бабушка: "Если бы знала, на коленях бы поползла за детьми"

Бабушка вспоминает, как в последний вечер мальчик прилег рядом с ней и просил несколько раз рассказать любимую сказку "Дед Мазай и зайцы". Потом сказал, что ему хочется еще и с родителями полежать. Со словами "Не могу говорить, теперь он будет всю ночь сниться" бабушка Мария прячет лицо в платок.

"Я с вами разговариваю, а он у меня перед глазами стоит, вот прямо здесь. Хотя этой пристройки при Димке еще не было", — добавляет мама.

Семилетний Дима Каленкович и восьмилетний Влад Якубович пропали семь лет назад — 18 февраля 2011 года. Мальчики вместе учились во втором классе, были единственными учениками-второклашками цнянской школы и лучшими друзьями. Жили ребята в разных частях деревни, но постоянно приходили друг к другу.

В тот день бабушка по привычке ждала внука из школы. Обычно Дима бежал домой, но тогда зашел к Владику и задержался.

"Это была пятница. Я позвонила маме Владика, попросить, чтобы она Димку домой отправила. Она сказала, что дети попросились поиграть во дворе, рюкзаки дома оставили. Я разрешила, думаю, пусть побегают вместе, дома ведь в компьютере будет сидеть", — вспоминает Мария Васильевна.

Пожилая женщина не сдерживает слез: "Я теперь плачу и плачу. Я за ним с двух лет смотрела, а как пошел в школу, не досмотрела. Если бы я знала, что так будет, я бы на коленях поползла, чтобы Димку забрать".

Когда после 15 часов дня дети не вернулись, мама Влада стала волноваться, начала узнавать, не пошли ли они обратно в школу. А после пяти вечера родители обоих мальчишек отправились на поиски. В этот же день подключилась и милиция.

Основная версия — утонули в речке

По словам матери, основная версия, которой тогда придерживалась милиция — что дети утонули в речке Цна, которая делит одноименную деревню на две половины. Но семья отказывается верить в это.

"У них никогда не было желания близко подходить к самой речке, тем более кататься там. Наш Димка даже к мелкому ручью не шел. А милиция мне доказывала, что дети утонули. Мороз тогда стоял. Цна была льдом скованная", — говорит мать.

С первого же дня у Елены была твердая уверенность, что дети не могли погибнуть в реке.

По ее словам, тогда лед на Цне был такой крепкий, что выдержал даже вес 120-килограммовых мужчин, которые ходили обследовать лед. Если бы дети провалились. Тогда были бы видны следы, проломы льда. Но детских следов, ведущих к Цне, не было. С ней согласна и мама Владика, которая несколько лет назад с двумя дочками переехала из Цны в Брест. Женщины постоянно созваниваются.

"За эти семь лет столько новостей об утонувших читали, но всегда тела находят — через месяц или два. Если бы наши мальчики провалились, то всплыло бы хотя бы что-то из одежды", — рассуждает Елена.

Водолазы вместе с милицией несколько месяцев обследовали реку, но ничего не обнаружили.

Экстрасенс указал на украинский след

Семья больше склоняется к версии о похищении, но не может понять, кому и зачем могли понадобиться дети. В первое время после пропажи мальчиков по деревне ходил слух, что один из местных жителей видел, как ребята садились в чужую машину. Поговаривали, что сельчанин знал, кто их увез. Но в милиции дед ничего не рассказал.

"Ему жена не дала рассказать. Пригрозила, что если признается, то эти похитители их убьют или дом сожгут. Дед молчал, а через несколько лет умер", — говорит Елена.

Версию с машиной более подробно рассказывал и экстрасенс, который спустя три месяца после пропажи детей приезжал в Цну. Тогда милиция специально не рассказывала ясновидцу подробностей дела. Но он твердил об одном — что детей увез на машине мужчина, чтобы сделать их попрошайками.

По его словам, мальчики тогда находились на территории Украины. А их похищение было случайным — мол, просто оказались в ненужном месте в ненужное время.

Тогда местная милиция сообщила родителям, что отработать украинский след они попробуют, но сделать это будет сложно из-за бюрократических проволочек и нежелания полиции соседней страны быстро проверять оперативную информацию.

У дела о пропаже детей нет срока давности

Дело о пропаже Димы Каленковича и Владислава Якубовича находится на первом месте по значимости в УВД Брестской области. Детей продолжают искать, так как у таких дел нет срока давности.

Как сообщил Sputnik старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска Лунинецкого РОВД Дмитрий Ковалец, сейчас продолжают проводить комплекс розыскных мероприятий. Разрабатываеют и версию с утоплением, и версию с похищением. По словам собеседника, не удалось найти зацепки в версии экстрасенса об Украине. Похожие на пропавших мальчиков дети не пересекали государственную границу.

По словам Елены, милиция оперативно проверяет любую новую информацию о детях, даже слухи. Например, осенью 2017 года родителям стало известно о женщине, которая всем стала рассказывать, что видела Диму и Влада в дизель-поезде "Баранович-Лунинец" в сентябре 2016 года. Мальчики были с мужчинами неславянской внешности, а в разговоре Дима ей сказал, что живет под Барановичами с сопровождавшими его людьми.

Оперативники проверили все школы Барановичского района, но детей с похожими приметами в них не учится и с 2011 года не поступало. А сожитель женщины заявил милиции, что его подруга выдумала эту историю.

Мама хочет сделать свежий портрет сына, но не знает как

По мнению Елены, спустя семь лет нужно обязательно обновить фотографию сына, которая размещается на всех объявлениях о его поиске.

"Тогда ему было всего 7 лет. Теперь он повзрослел, возмужал, изменился внешне. Мы сами его узнаем, а вот чужие люди, которые, возможно где-то его видели — вряд ли. Думаю, есть специальные программы, которые могут изменить портрет 7-летнего Димы и показать, как бы он выглядел в 14 лет", — рассуждает женщина.

Летом она обращалась с такой просьбой в милицию, говорила, что готова заплатить за эту услугу. Но ей объяснили, что в ОВД не делают такое.

Женщина уверена, что в Беларуси или других странах обязательно есть специалисты, которые помогут ей. В местном РОВД отметили, что если матери удастся смоделировать такой портрет, то они добавят его в объявления о пропаже ребенка.

Мать не собирается сдаваться: "Дима обязательно найдется. Так же внезапно, как и пропал. Не знаю, сколько мне еще ждать. Пусть и 10 лет. Я всегда говорила, что он живой. Мое сердце так подсказывает".


Sputnik Беларусь

14.02.2018

Поделиться в соц. сетях:

Последние комментарии

1