Войти через:

Писатель Анатолий Матвиенко о Слуцком восстании: условий для создания государства не было

Белорусский писатель Анатолий Матвиенко, бывший следователь МВД СССР, кандидат юридических наук, лауреат творческих конкурсов, в статье на сайте «Телескоп» выразил своё мнение о событиях 1920 года в Слуцке.

Фраза «мы живём в лучшем из миров» принадлежит Готфриду Лейбницу, в каком-то из фантастических произведений я встречал «доказательство» этому утверждению: в противном случае прибыли бы наши потомки из будущего и скорректировали историю, а коль они воздержались, то посчитали, что сложившееся положение – оптимальное. Либо история уже подправлена пришельцами из грядущего и нам только кажется незыблемой.

Действительно, в нескольких узловых точках локомотив белорусской истории мог повернуть на другой путь.

С разрушением Российской Империи, не выдержавшей административных талантов последнего императора, образовалось несколько лимитрофных государств. Часть из них оставалась в сфере притяжения РСФСР, и в добровольно-принудительном порядке они влились в СССР сразу, часть – позже, перед германским вторжением 1941 года. Все обрели независимость после крушения советской империи, когда Горбачёв повторил управленческий «успех» Романова, но уже в условиях мирного времени.

Дискуссионный вопрос: был ли шанс на создание белорусского лимитрофа в случае успеха национального восстания, разгоревшегося в Слуцке в конце 1920 года? Особенно если бы повстанческая борьба охватила всю территорию, подконтрольную большевикам.

Убивая интригу, заявляю сразу: восстание не имело ни малейших, даже самых иллюзорных шансов на военную победу и поэтому, с высоты почти в сотню минувших лет, представляется абсолютно бессмысленным предприятием, бесцельным кровопролитием. Но даже если бы по каким-то невероятным причинам московское руководство вдруг решило вывести Красную Армию из Беларуси (например – ради сиюминутных целей и в твёрдой уверенности, что в результате Мировой Революции Беларусь вернётся к России уже через пару лет), наше независимое государство не родилось бы. Просто нет для этого политических и экономических предпосылок.

Так как событие, именуемое официально Слуцким восстанием (в терминологии белорусской оппозиции – «Слуцкі збройны чын»), в средней школе изучается поверхностно, потому что восстание не имело серьёзного значения, оттого в целом малоизвестно, придётся напомнить несколько фактов. Забегая вперёд, подчеркну: в учебных программах ему желательно уделять больше времени и внимания, выбивая аргументы из рук у белорусских наци.

Предпосылкой народного возмущения стали условия октябрьского Рижского соглашения о разделе Беларуси между БССР и Польшей, позднее, в 1921 году, демаркационная линия была закреплена Рижским мирным договором. Причиной странного, неорганичного, игнорирующего этнические границы проживания белорусскоязычного населения договора послужило поражение армии Тухачевского под Варшавой. Срыв польского похода похоронил планы присоединить к советскому государству все земли Беларуси, Украины и Польши, некогда входившие в Российскую Империю. Но и дойти до Смоленска, отобрав у большевиков всю Беларусь, армия Пилсудского не могла, соответственно, наша страна не получила возможности сохранить единство, но уже в рамках Польши.

На мой взгляд, после вывода германских войск отсутствовали условия для создания жизнеспособного независимого белорусского государства. Беларусь оказалась между молотом и наковальней: с одной стороны, РСФСР и его амбициозное правительство с лозунгом мировой революции, естественно – революции под московским руководством, одновременно Польская Республика также стремилась к захватам, желая как можно больше присоединить бывших земель Речи Посполитой до её разделов, включая старые владения ВКЛ до Чёрного моря.

Если бы на территории Беларуси, оккупированной кайзеровскими войсками, сформировалась мощная повстанческая армия, возглавляемая харизматичными лидерами, опирающаяся на поддержку населения, ведомая консолидирующей национальной идеей, тогда имелся бы реальный шанс сохранить лет на двадцать независимое государство. Но ничего из перечисленного в Беларуси не появилось. Назойливой мухой шумел коллаборационистский кружок по интересам, именуемый Рада БНР, по эффективности соответствующий категории «обнять и плакать».

Разумеется, рядовому населению геополитические тонкости были до лампочки, волновало другое – жить в разделённой стране, где часть родственников неминуемо окажется за межой, плохо. И, конечно же, как и везде, вызрело недовольство большевистскими репрессиями, Слуцк на момент подписания Рижского соглашения находился под контролем поляков, но отдавался красным. Поэтому восстание имело социальную почву.

В Слуцке была создана местная Рада, в состав которой вошли представители интеллигенции, эсеры, головорезы Булак-Балаховича и клоуны из Рады БНР, словом, получилось нечто довольно пёстрое.

Антибольшевистское восстание охватило Слуцкий уезд, частично – Бобруйский.

Чтобы противостоять Красной Армии, как ни крути, одной из самых боеспособных в Европе, несмотря на поражение в Польской войне, Слуцкая Рада создавала свои вооружённые силы – два полка милиционеров-ополченцев. Основная надежда возлагалась на балаховцев, потому об их банде надо рассказать отдельно.

Атаман Станислав Булак-Балахович снискал славу героя-партизана Русской Императорской Армии, громившего германские тылы, позже – командира большевистских карательных отрядов, подавлявших крестьянские выступления, где проявил чрезмерную жестокость даже по коммунистическим меркам. Переметнулся к белым, затем к полякам, в 1920 году в качестве генерала польской армии бил войска Тухачевского, после завершения открытой фазы советско-польского противостояния начал партизанскую войну на юге Беларуси. Естественно – при молчаливом одобрении и при поддержке режима Пилсудского.

Рассказы о зверствах бандитов Булак-Балаховича в Беларуси в 1920 году шокируют больше, чем свидетельства о бесчинствах нацистов. Впрочем, у нацистской оккупации Беларуси 1941-1944 гг. и осеннего похода Булак-Балаховича 1920 г. много общего. Над головами обоих поколений белорусских подонков развевался позорный бело-красно-белый флаг. А уж что они творили…

Интересно, что официальные советские документы и выводы польских властей о характере бандитизма балаховцев совпадают до знаков препинания и потому заслуживают доверия. По оценке Народного комиссариата социального обеспечения БССР, только в ноябре 1920 года от действий «партизан» Булак-Балаховича погибло не менее 40 тыс. человек. По югу Беларуси прокатилась беспрецедентная волна еврейских погромов.

Свидетельства бесчеловечных выходок бело-красно-белой мрази в огромном количестве собрал профессор Леонид Смиловицкий. В его книге «Евреи в Турове» читаем такие строки: «Погромы Булак-Балаховича сопровождались большим количеством жертв. <…> Садизм, который сопровождал пытки, рождал неописуемый ужас. Бандиты прижигали чувствительные органы, отрезали уши, нос, язык, конечности, выкалывали глаза, душили… <…> Анцеля Гинзбурга заставили выпить серную кислоту, другому еврею ножом от соломорезки пилили шею».

Так как без бандформирований Булак-Балаховчиа Слуцкая Рада выглядела пустым местом, не более чем филиалом декоративной Рады БНР, описанное Смиловицким – это основное содержание Слуцкого восстания, его квинтэссенция.

А как же слуцкая интеллигенция? И польские власти? Возмущались? Да ничего подобного! Пока балаховцы действовали в русле их интересов, убивая не только мирных жителей, но и большевиков, их преступления не находили осуждения – пусть себе тешатся…

Потом, конечно, и недобитки из БНР, и поляки открестились от балаховских выродков. Но только в 1921 году, когда фиаско авантюры стало очевидным. От имени Польской Республики расследованием военных преступлений занималась комиссия военного прокурора полковника Лисовского. Пресс-бюро БНР в мае 1921 года опубликовало информацию «Погромные банды в Белоруссии», где, наряду с упоминанием о балаховцах, главными виновниками еврейских погромов и прочих бесчинств были названы… польские власти и большевики!

В общем, сказано-писано много разного, но больше веры делам, чем словам. Вот один пример. Осенью 1920 года схожая ситуация сложилась вокруг Вильнюса.

Слуцк, как уже говорилось, отторгался у Польши. Ровно так же отторгался Вильнюс. Но уже 9 октября 1920 года части
Желиговского с негласной санкции Пилсудского заняли Вильнюс и часть Литвы, город стал столицей марионеточного государственного образования Срединная Литва, а в двадцать втором году был присоединён к Польше. К счастью, Желиговский не отличался маргинальностью Булах-Балаховича, обошлось без заливания серной кислоты в глотки местных жителей.

Интересно, в Российской Империи Вильнюс (Вильно) считался городом с абсолютным преобладанием православного белорусскоязычного населения. К началу Второй мировой войны он стал польским, причём без принудительных отселений, геноцида и прочих тоталитарных мер, «тутэйшых» просто поголовно ополячили. Белорусский след  обнаруживался разве что археологическими методами. Останься город в 20-е и в 30-е годы в составе Литовской Республики, Вильнюс был бы литовско-жамойтским, как это произошло позднее.

Белорусы в начале ХХ века только оформлялись в нацию, утратив тождество с литвинским этносом, новые элементы национальной идентичности ещё не окрепли, поэтому легко сметались под натиском соседей. Белорусам ещё только предстояло пройти через послевоенный социалистический инкубатор культур, чтобы своя национальная культура, отчасти искусственными методами, хоть немного набрала силёнок. Но вернёмся мысленно в трудный 1920 год.

С вероятностью, близкой к 100%, могу заключить, что если бы польский генерал Булак-Балахович отвоевал Слуцк для Польши, к 1939 году город был бы столь же ополячен, как и Вильнюс.

Резюме: случись невероятное, например – изгнание большевиков, победа Слуцкого восстания ни в коей мере не приближала независимость Беларуси.

Но балаховцев разгромили, восстание потухло. Огрызки банд скрывались по лесам и в основной своей массе были уничтожены в течение 1921 года.

Таковы факты. Дальше, вспоминая концепцию «лучшего из миров», можно сколь угодно долго перечислять плюсы и минусы существования Беларуси в составе Советского Союза в виде БССР, подчёркивать самые трагические моменты, включая репрессии, коллективизацию, голод, истребление национальной интеллигенции. Но жизнь под властью бело-красно-белых ублюдков балаховского образца была бы сто крат горше. Большевики избавили белорусов от этого варианта истории.

Поэтому, когда очередное поколение нашей патриотически настроенной молодёжи, знающее отечественную историю исключительно по лозунгам, махает бело-красно-белой ветошью и требует героизации персонажей из комикса «Слуцкі збройны чын», можно только посетовать на недостаток адекватной информации, доходчиво раскрывающей перед молодыми людьми сущность произошедшего в 1920-м году.


Телескоп

30.11.2017

Поделиться в соц. сетях:

Последние комментарии

222