Слуцкие пояса

 

Благодаря гению Максима Богдановича «визитной карточкой» города стали слуцкие пояса. Благодаря же самим поясам Слуцк в считанные десятилетия превратился не только в крупнейший экономический центр, но также в одну из признанных столиц европейской моды. Шёлковые пояса с вытканной с обеих сторон меткой «Слуцк» можно было увидеть на балах в Вильно и Варшаве, Кракове и Париже.


А начиналось всё с того, что мода на узорчатые тканые, широкие и длинные пояса восточного стиля пришла на белорусские и украинские земли, входившие в состав Речи Посполитой, в середине XVIII века благодаря идее «сарматизма». Вначале эти части костюма, особенно золототканые, завозили извне; магнаты выписывали их из Турции и Персии, платя огромные суммы, достигавшие 500 дукатов. Разорительная мода принудила создавать собственные фабрики уникальных поясов, так называемые «персиярни» (от слова «Персия»). Предприимчивые Радзивиллы строят двухэтажный особняк на берегу реки Случь, где вскоре и начнётся производство. Но самое интересное, что белорусские мастера заложили основу изысканного ткачества на две сотни лет раньше, в Слуцке до этого уже работали три ткацкие фабрики.

Со временем становится буквально делом чести для каждого шляхтича носить накунтуше узорный пояс. Быстро развивается местное производство, умельцы постигают технологию выработки тканей, художественный язык высокого ткачества. Шелк, а также золотые и серебряные нити для них изготовители выписывали из Гданьска; нити обычные и шнуры делали сами.

Технология ткачества поясов была очень сложна, и на её изучение уходили годы: семь лет и более длилось обучение мастерству. За сохранением секретов мастерства зорко следили владельцы мануфактуры: нередко талантливых мастеров насильно удерживали на предприятии, а беглых- возвращали.

Расцвет деятельности Слуцкой мануфактуры тесно связан с работой двух художников-текстильщиков, отца и сына, Яна и Леона Маджарских. Любопытно, что внучка последнего Елизавета вышла замуж за белорусского помещика Монюшко и родила ему сына Станислава, ставшего знаменитым композитором и дирижёром. С самого начала Маджарские поставили перед собой достойную уважения цель: искать свои приёмы в ткачестве, чтобы превзойти мастерством чужеземцев. Отсюда – многочисленные эксперименты и новации, использование элементов белорусского национального орнамента. Под руководством Яна Маджарскогорадзивиловская «песиярня» освоила выпуск удивительных тканей – двухсторонних четырёхповерхностных! У такого пояса не было изнанки, и каждая сторона разделялась на две отличные друг от друга узорные полосы. Переворачивая пояс с одной стороны на другую, хозяин мог использовать его как повседневный или парадный, праздничный или траурный… Маджарский-старший стал украшать концы изделий шелковыми однотонными «махрами» - кистями; на восточных оригиналах либо ничего подобного не было, либо просто выступали нити необрезанной основы. Кисти же, вообще характерные для славянского ткачества, придавали поясам целостность, композиционную завершенность.

Но самым смелым нововведением Маджарских была разработка новых, уже вполне оригинальных вариантов декора. Мотивы оформления концов пояса носят у нынешних искусствоведов условные, но выразительные названия: «сухарик», «китайские облачка», «василёк», «букет», «расцветающие пни»…

Дошло до того, что за границей стали производить пояса по образцу Слуцких! На одной из мануфактур Лиона во Франции наладили выпуск поясов специально для экспорта в Речь Посполитую. Эти пояса, как правило, отмечали меткой «F.S.», что вполне можно было расшифровать и как «Сделано в Слуцке».

В Слуцке Маджарский создал, по сути, новый тип старинных изделий: сделал пояса короче (2-3 метра вместо 4-5) и уже (40-60 см вместо привычных для турок и персов 70-80), сократил число орнаментальных мотивов, при этом тщательнее прорабатывая каждый из них. Станки его мастерской выпускали более 200 поясов в год, стоимостью от пяти до пятидесяти дукатов каждый. Ещё при жизни Яна фабрика перешла в аренду к его сыну Леону, скончавшемуся в 1811 году.

Увы, многие внешние события мешали плодотворной работе мануфактур Слуцка. Упадок Слуцкого поясного ткачества связан с резкими политическими изменениями в крае. В 1807 году Леон Маджарский отказался от аренды мануфактуры, вернув её очередному хозяину Слуцка князю ДоминикуРадзивиллу (1786-1813). Объёмы производства упали так, что количество станков скоро сократилось в двенадцать раз! Слуцкая «персиярня» в 1848 году закрылась.

Во второй половине XIX века эти пояса стали коллекционироваться музеями и любителями декоративно-прикладного искусства. Часто владельцы поясов, которые их продавали, разрезали пояс пополам и продавали каждую часть отдельно, чтобы получить больше денег. Некоторые владельцы сжигали «перские» литые пояса, чтобы получить серебро и золото. (При длине пояса в шесть локтей (один локоть – 64,9 см) расходовалось полфунта золота (200 г) и 46,84 г серебра!) В начале 90-х гг. ХХ в. на аукционах Европы пояса слуцкого типа оценивались в 300 тысяч долларов.Ценность этих изделий объясняется ещё и тем, что секрет их изготовления утрачен, точь-в-точь, как тайна некоторых видов дамасской стали или средневековых эмалей…

Сегодня десятки слуцких поясов демонстрируются в музеях Польши, Франции, США, Литвы, России, а также в знаменитом музее шёлка в Германии. Вот только на родине раритетных экспонатов, в Слуцке, помимо отдельных шёлковых фрагментов, не сохранилось ни одного целого пояса.

Добавить комментарий

Войдите на сайт с помощью Вашего аккаунта в соц. сетях или оставьте комментарий анонимно, нажав кнопку "Я не робот".

           

Последние комментарии

1